Hummingbird vs. Collibra: вероятность путаницы в программном обеспечении

Hummingbird vs. Collibra: вероятность путаницы в программном обеспечении

Европейский суд вынес решение о вероятности смешения между Kolibri и Collibra. Вопрос заключался не только в сходстве слов, но и в сходстве заявленного сервисного программного обеспечения и компьютерных программ. Аналогичное программное обеспечение, но разное назначение?

Kolibri — это национальная немецкая торговая марка, которая с 1999 года претендует на охрану в качестве товарного знака для программного обеспечения и компьютерных программ, предназначенных в основном для управления недвижимостью и объектами.

Поэтому компания Collibra (Бельгия) считала себя в праве, когда в 2017 году зарегистрировала два товарных знака ЕС на слово Collibra — словесный знак и словесно-изобразительный знак. Два знака Collibra также претендовали на охрану программного обеспечения и компьютерных программ, но в отличие от более раннего немецкого знака, в основном на программное обеспечение для управления данными и программное обеспечение для каталогов.

Немецкий владелец торговой марки Ганс Дитрих, владеющий национальной торговой маркой Kolibri, усмотрел вероятность смешения между торговыми марками и подал возражение против заявки на торговую марку Collibra. Отдел возражений и Апелляционный совет EUIPO поддержали возражение и установили вероятность смешения.

Компания Collibra подала иск против этого решения в Европейский суд (ECJ). Может ли это быть аналогичное программное обеспечение, даже если у него было другое предназначение? В конце концов, целевое назначение часто имеет решающее значение в праве ИС.

Заявитель утверждал, что определение противоположных компьютерных программ было совершенно разным — это также было отмечено Оппозиционным отделом. Собственный знак Collibra заявителя претендовал на программное обеспечение для обработки внутренних данных, в то время как более ранний немецкий знак претендовал на программное обеспечение для автоматизации и помощи в сделках с недвижимостью и разрешениях на строительство.

Однако Европейский суд отклонил это требование.

Оппозиционный отдел никоим образом не установил, что компьютерные программы служили различным целям, сказал CFI.

Фактически, Оппозиционный отдел установил, что конкретные положения этих программ не одинаковы (их конкретная цель использования не одинакова), но в целом все они используются для обработки данных, и метод их применения (с помощью компьютера) одинаков.

Таким образом, обработка данных была общим положением сравниваемого программного обеспечения. Более того, компьютерные программы для управления имуществом и объектами, заявленные в предыдущем знаке, и программное обеспечение для управления данными, заявленное в заявке на словесный знак, могут быть спроектированы и разработаны одними и теми же компаниями, добавила CFI.

Поэтому Апелляционный совет был прав, установив сходство между заявленными товарами и услугами, программным обеспечением и компьютерными программами, постановил суд. Кроме того, поскольку рассматриваемые знаки были визуально похожи и даже очень похожи фонетически и концептуально, существовала вероятность смешения в значении статьи 8(1)(b) Постановления 2017/1001.

Напрасно заявитель ссылался на судебную практику, согласно которой не может быть концептуального сходства между товарным знаком, содержащим новое слово, не имеющее распознаваемого значения ни на одном официальном языке Союза, и другим товарным знаком, словесный элемент которого имеет реальное значение для общественности в Союзе в целом. По мнению CFI, эта судебная практика неприменима в данном случае, поскольку Апелляционный совет правильно решил, что заявленные знаки, как и предыдущий знак, могут ассоциироваться с термином «колибри» — из-за схожего произношения слова «collibra» и слова «колибри».

Иск Коллибры был отклонен (дела Т-128/20 и Т-129/20).

Наши юристы будут рады проконсультировать вас. Пожалуйста, свяжитесь с нами, если вы заинтересованы — мы с нетерпением ждем вашего звонка!

Наши адвокаты обладают многолетним опытом в области законодательства о товарных знаках, а также во всей сфере интеллектуальной собственности и имеют право представлять ваши интересы в любом суде — как в Германии, так и на международном уровне.
Пожалуйста, свяжитесь с нами, если вы заинтересованы.

Источники для текста и изображения:

Решение Европейского суда, EU:T:2021:603.

Previous Story

Конверсия товарных знаков Великобритании: последний звонок в сентябре 2021 года

Next Story

Виндикация национальных частей европейского патента

Latest from Закон о товарных знаках